Поиск
тел. (343) 200-62-62, 8-902-877-40-70
e-mail: ek-memorial@yandex.ru

экспертно-попечительского совет

Для активистов Уральского Мемориала все, что связано с состоянием, использованием для образования, просвещения и организации памятных мероприятий, комплекса на 12 километре Московского тракта  –  дело жизни, а не работа или служба. Мемориальцы занимались, занимаются и будут заниматься проблемами комплекса как подвижники, независимо от политической конъюнктуры, наличия или отсутствия программ государственной поддержки. Тем не менее, от помощи со стороны государства отказываться не стоит; неприемлема она только в случае неискренности чиновников, заботящихся о «галочке» и подменяющих живое дело кругооборотом бумаг.

gragthdan obraz1

Гражданин – изначальный элемент гражданского общества. Это звучало бы тавтологично, если забыть, что понятие гражданского общества исторически пришло на смену обществу сословному; в сословном же обществе единицей социальной структуры является общественная группа. Основной тип отношений между людьми в сословном обществе – отношения власти, причем властные ресурсы и полномочия предельно сконцентрированы в «суверене» (коим может быть либо отдельное лицо, либо орган коллективный), и от него делегируются «вниз по вертикали», вплоть до отдельного подданного. Гражданское общество – общество свободных людей, взаимно признающих фундаментальные права и свободы человека; отношения власти здесь – вспомогательные и предельно дисперсные, «вырастают снизу», по инициативе самих граждан; метафора гражданского общества – не «вертикаль», а «сеть».

награждены за расстрел

Приобретение знаний  в современном мире возможно различными способами: через интернет-ресурсы, слушая радио или смотря телепрограммы; но книга остается самым эффективным и глубоким источником, требующим, правда, от читателя и более серьезной работы ума и внимания. Поэтому Уральский Мемориал продолжает формирование библиотеки о политических репрессиях, других преступлениях сталинского режима и большевистской диктатуры в целом, о ключевых событиях XX века. Любой желающий может обратиться к этим библиотечным фондам, но особенно он будет полезен студентам-историкам, студентам, аспирантам, научным сотрудникам других гуманитарных специальностей.

gum univer2

Память об исторических трагедиях сохраняется как прививка от их  рецидива. Накануне  исторических катаклизмов тем обычным людям, кто «не занимался политикой»,  кто жил с опущенной в свою повседневность головой, тоже казалось, что все политическое либо – очень далеко, либо - слишком высоко. Попадание  в водоворот войн, революций, репрессий всегда непредсказуемо и внезапно для аполитичных людей, отмахивающихся от исторической памяти. Задача политики памяти, миссия общества Мемориал – пробуждать граждан от исторической спячки, от сладких грез, легкомыслия и беспечности.

net vandal1

Память о жертвах политических репрессий, о страдании и противостоянии бесчеловечному  сталинскому режиму, связанные с нею памятники – культурная святыня нашего народа. Ее бережное сохранение, выявление полной правды о тех временах, приобщение к этой правде вновь нарождающихся поколений, необходимы для духовного оздоровления. Без этого невозможна ни самоотдача в работе на благо страны сегодня, ни исторический оптимизм. Такие общественные организации, как Мемориал призваны хранить и защищать как историческую память о репрессиях, так и материальные памятники и монументы о них.

o gaydare1

Революционные изменения всегда вызывают у части общества последующую реакцию, отторжение революционных преобразований, желание видеть в революции историческое уклонение, случайный и досадный эпизод. Но проходит еще какое-то время и даже наиболее консервативные умы признают невозможность возврата к прошлому. Один из наиболее прозорливых консерваторов (кажется – Шатобриан?) через несколько десятилетий после Французской революции сказал о ней: « Мы все думали, что Революция была эпизодом. Мы ошибались: это была эпоха». Распад СССР и 90-е годы также были целой эпохой, можно и исторически верно называть ее эпохой Ельцина, но главное содержание этой эпохи составляли беспрецедентные по масштабу и сложности экономические реформы, «реформы Гайдара».

nit pamyati1

Сталинизм гораздо сложнее самого Сталина. Сталин был, в общем-то, заурядным фанатиком власти, власти самой по себе, льстящей больному самолюбию. Если бы не идеи социализма, Маркс и Ленин, в апостола которых ему удалось себя превратить, мы вряд ли знали сегодня его имя. Именно то, что он нуждался в этих «богах», в их портретах и мавзолеях, прикрывался формулой «Сталин – это Ленин сегодня», показывает его эпигонство и второразрядность. Но Сталин загваздал историю своими кровавыми следами и вызвал гвалт, не утихающий  и поныне. Он понял, какой мощный рычаг личной власти представляют социалистические заблуждения, зачаровавшие большие массы и множество интеллектуалов по всему миру. И Сталин единолично захватил этот рычаг, безжалостно уничтожил и соперников, и романтиков, поборников самой  идеи, а не тех властных возможностей, которые она способна дать.

arest

05 марта 2019 г. с 16:00 до 19:00

В Аллее Памяти (бульвар Главного проспекта напротив здания б.УНКВД – Ленина, 17, (вход со стороны площади 1905 года), состоится акция по сбору подписей за установление мемориальной доски на стене этого расстрельного дома.

podpisi

В офисе Уральского Мемориала продолжается сбор подписей в поддержку инициативы доктора исторических наук  Алексея Мосина об установлении мемориальной таблички памяти жертв политических репрессий по адресу: Проспект Ленина, 17.

nemtsov1

Четыре года назад четыре трусливых выстрела в спину оборвали жизнь Бориса Немцова. Он был одним из самых знаковых действующих лиц эпохи революционных постсоветских  преобразований: экологическим активистом, губернатором Нижегородской области, борцом против  войны в Чечне, министром и вице-премьером федерального правительства, оппонентом олигархов и критиком президентов. Но обаяние его личности  не в перечне должностей и впечатляющем списке проведенных реформаторских акций. Бориса не покрывала «бронза власти», он никогда не наигрывал роли начальника, не каменел в позе «государственного человека», всегда оставался полным жизненности, движения, оптимизма. Как в политике в нем сочетались два качества, очень редко свойственные одному человеку:  он обладал силой характера, необходимой для принятия масштабных государственных решений, и в то же время был человеком лично бесстрашным. Борис верил в силу правды и презрительно относился к интригам и дрязгам.

^ Наверх