Фэйсбук vk youtube
12km

30.07.18 1

30 июля, Екатеринбург, улица 8-го марта, д. 7. Шестиэтажный дом № 7 по улице 8 Марта, расположенный в центре города, был построен для высших партийных управленцев, технической интеллигенции, деятелей культуры в 1931 году. В июле 2017 года мы установили на этом доме первый памятный знак – с именем служащего Алексея Ивановича Андрияшина.

30 июля в Екатеринбурге установили на этом доме еще две мемориальные таблички: Григорию Владимировичу Тараканову и  Моисею Лазаревичу Златопольскомуй (Гольдфельду).

30.07.18 3

Григорий Владимирович Тараканов родился в 1893 году в Санкт-Петербурге. По профессии – инженер-технолог. К моменту ареста он занимал должность начальника строительства и главного инженера завода цианистых соединений («ЦС»). После февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года по всей стране развернулась волна политических репрессий. Органы НКВД штамповали под копирку дела о вымышленных повстанческих, контрреволюционных, вредительских, шпионских организациях. Свердловская область не осталась в стороне. Так, весной-летом 1937 года 3-м отделом УНКВД по Свердловской области была «вскрыта и ликвидирована контрреволюционная троцкистско-шпионская организация», которую якобы возглавлял тогдашний 1-й секретарь Свердловского обкома ВКП(б) Иван Дмитриевич Кабаков. Органы НКВД связывали его имя с вымышленным Уральским повстанческим штабом, который якобы готовил вооруженное восстание на Урале. «Идея создания повстанческого штаба принадлежит Кабакову, который с середины 1935 года повел переговоры через ряд лиц с троцкистами, эсерами и другими группами о необходимости выделения штаба, после чего штаб был создан», писал нарком Ежов в спецсообщении Сталину.

30.07.18 2

Кабаков был арестован 24 апреля 1937 года, а 3 октября - приговорен к расстрелу по обвинению в «террористической деятельности и участии в контрреволюционной организации». По версии следствия, Тараканов был одним из активных членов этой организации и «по заданиям последней проводил шпионскую и диверсионную вредительскую деятельность на оборонном объекте завода «ЦС». При этом он якобы еще в 1936 году «установил организационную связь с резидентом японской разведки и передавал последнему шпионские сведения оборонного завода «ЦС». Григория Владимировича Тараканова арестовали 12 сентября 1937 года. На допросах он виновным себя не признал. Через четыре месяца после ареста – 10 января 1938 года – Тараканов был приговорен к расстрелу. Приговор бы приведен в исполнение 2 февраля. Ему было 45 лет.

Его жена Александра Флегонтовна была арестована в сентябре 1937 года. Ее продержали в тюрьме около года и затем отпустили под «гласный надзор». О ее дальнейшей судьбе ничего неизвестно.

Григорий Владимирович Тараканов был реабилитирован в 1967 году «за отсутствием события преступления». 

Моисей Лазаревич Златопольский (Гольдфельд) родился в 1888 году в селе Лесовщина Обручевского уезда Волынской губернии (ныне – Польша) в семье народного еврейского учителя и домохозяйки. У Моисея было пятеро старших братьев и две сестры. Когда Моисею исполнился год, семья переехала в Житомир. В 1903 году 15-летний Моисей поступил в типографию учеником и выучился на наборщика. Там же он начал посещать революционный кружок, в 1905 году вступил в ряды Бунда – Всеобщего еврейского рабочего союза в Литве, Польше и России. До конца 1909 года он активно вел революционную агитацию среди рабочих, а в декабре его арестовали, но вскоре отпустили и призвали на воинскую службу. Служить отправили в полк под Калугой. В начале 1913 года Моисей вернулся в Житомир и устроился наборщиком в типографию, вернувшись также и к революционным делам. Летом 1914 года он возглавил забастовку деревообработчиков, которая длилась почти два месяца. Тогда же он вновь был арестован и на этот раз сослан в Сибирь, в Нарымский край, в деревню Майково Томской губернии. Февральскую революцию Моисей Лазаревич встретил в Иркутске, но вскоре он вернулся в Житомир, где вошел в состав губкомитета партии большевиков, возглавив параллельно губернское бюро профсоюзов. Тогда же Моисей Лазаревич «перевел» свою фамилию на русский и стал официально подписываться «Златопольский». («гольд» по-немецки «золото», «фельд» – «поле»). После оккупации Житомира немцами он попал в концлагерь, который находился в Брестской крепости. Оттуда был освобожден в ноябре 1918 года. В 1919 году он вступил в ВКП(б). В 1920-х годах Златопольский работал председателем губотдела химиков в Киеве, уполномоченным губотдела химиков в поселке Гудово Новгородской губернии, председателем обкома профсоюза химиков в Свердловске. В 1926 году он был отозван в Москву, где был назначен заместителем председателя «Северохима, а когда трест перевели в Свердловск в 1929 году, Моисей Лазаревич также перебрался на Урал. В январе 1931 года он был назначен на должность директора Уральского научно-исследовательского химического института (УНИХИМ). Под его руководством институт за короткий период добился значительных успехов и стал одним из ведущих научно-исследовательских институтов страны. «Златопольский – хороший администратор, от природы умный человек. Не будучи технически грамотным, он умел прислушиваться к людям, правильно подбирал себе помощников. УНИХИМ у городских организаций был на хорошем счету. Хозяйственные дела велись экономно и с максимальной пользой. Сам же Златопольский выглядел великолепно. Всегда был опрятно одет. Никогда не допускал грубых выпадов. С людьми держался ровно, корректно. Все это располагало к нему. Когда же приходилось просить деньги для УНИХИМа, он излагал доводы серьезно, обоснованно, умел доказать необходимость тех или иных работ и мероприятий», - вспоминала в 1960-е годы ветеран УНИХИМа М. И. Попова. (цитата приведена по книге «УНИХИМ: связь времен».

В июле 1937 года Златопольский был снят с должности директора УНИХИМа и исключен из партии. Понимая, что неминуем арест, он уехал из Свердловска в Кировскую область, где в поселке Верхнекамские рудники устроился экономистом на фосфоритовые рудники. Там он и был задержан 7 декабря 1937 года. Моисея Лазаревича обвинили в том, что он являлся «участником контрреволюционной троцкистско-шпионской организации и в ее интересах проводил вредительскую деятельность в области научно-исследовательской работы в химической промышленности». Согласно обвинительному заключению, Златопольский якобы еще в 1934 году был завербован тогдашним начальником Главного управления химической промышленности Наркомата тяжелой промышленности СССР (Главхимпром) Станиславом Антоновичем Ратайчаком «в число участников троцкистской диверсионной террористической организации, действовавшей в Главхимпроме». 
Сам Ратайчак был арестован 19 сентября 1936 года и проходил по делу о «Параллельном антисоветском троцкистском центре» (т.н. второй московский процесс). Его обвинили в «организации антисоветского центра и в руководстве вредительской, диверсионной, шпионской и террористической деятельностью» и расстреляли 1 февраля 1937 года. Через восемь месяцев после ареста – 10 августа 1938 года – Златопольского приговорили к высшей мере наказания, вменив к уже выдвинутым против него обвинениям еще и шпионаж в пользу германской разведки и вредительство. Приговор был приведен в исполнение в тот же день. Ему было 50 лет.У Златопольского остались жена и трое детей: 13-летний Владимир, 11-летний Юрий и 11-летняя Елена. 

Моисей Лазаревич Златопольский был реабилитирован в 1957 году «за отсутствием состава преступления», но правду о его судьбе родные узнали лишь в 1992 году. Старший сын Владимир погиб на фронте в 1943 году. Юрий окончил Горно-металлургический техникум по специальности «электрооборудование промышленных предприятий» и 34 года проработал в институте «Унипромедь». Елена окончила лесотехнический институт, работала в «Свердловэнерго».

В статье использованы сведения, содержащиеся в книге «УНИХИМ: связь времен».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

^ Наверх