Фэйсбук vk youtube
12km

27 09 2011

5 сентября было начато общественное обсуждение проекта федерального закона "Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации", которое продлится ровно месяц. За это время любое заинтересованное лицо сможет высказать свое мнение по поводу предлагаемых положений. Своим правом воспользовались и уральские специалисты. Однако, по их мнению, новый закон слишком жестко регламентирует сферу социальных услуг, не учитывает инициативы гражданского общества, словом, отдаёт «махровым патернализмом».

Наиболее развёрнутый анализ законодательного новшества представила президент Центра поддержки гражданских инициатив «Открытое общество», кандидат юридических наук Татьяна Тагиева, не понаслышке знающая трудности работы общественных организаций в социальной сфере. Именно Татьяна Юрьевна явилась разработчиком одной из первых частных систем сертификации НКО, занимающихся реабилитацией наркозависмых. По её мнению, законопроект очень несовершенен.

Во-первых, эксперт отмечает, что стиль написания закона слишком труден и тяжеловесен для простых людей, а пояснительная записка к нему не разъясняет смысл и цели производимых изменений. Соответственно, не определяется также и круг людей, которых касается данный закон,  его стратегические цели и задачи. Более того, из текста очевидно, что закон распространяется на уже явно неблагополучных людей и семей. Механизмов же профилактики неблагополучия, которая должна проводиться в относительно социально здоровой среде, в проекте в принципе не прописано.

Одним из самых главных огрехов проекта, по мнению Татьяны Тагиевой, являются абсолютно закрытые перечни: как тех, на кого закон распространяется, так и самих социальных услуг.

– Жизненные ситуации не так-то просто можно описать такими перечнями. Скажем, почему в социальных услугах должно быть отказано несовершеннолетним матерям, отвергнутых семьями своих родителей? А ведь это достаточно типичная сегодня ситуация, и она не всегда связана с  имущественными  проблемами. Да мало ли еще бывает трудных жизненных ситуаций, в которых людям нужна помощь? – возмущается эксперт. – Для разработчиков закона, по-видимому, не существует иных легальных источников заботы о ближнем, кроме как государственная воля.

Не хватает в проекте прямого упоминания и о некоммерческих организациях, обеспечивающих сегодня в России социальную  поддержку сотням тысяч людей, и о труде добровольцев, труд которых при всём желании нельзя вписать в предусмотренное законом «осуществление деятельности на профессиональной основе». Да и сам «получатель социальных услуг» словно теряется за нормами закона, превращаясь не в субъекта права, а просто в «объект приложения посторонней активности».

– От чтения этого закона несет какой-то безнадежностью по части возможности сохранения своего человеческого достоинства. Если ты попал в трудную жизненную ситуацию, государство не будет за тебя бороться. Тебе просто окажут предусмотренный набор социальных услуг. Ну а если это не решит твоих проблем, то это уже твое личное дело, дорогой получатель социальных услуг, – иронизирует юрист.

В законе имеется  очень подробное описание  полномочий федеральных  органов власти, в чьи функции, в частности, входит проведение  единой государственной политики в области  социального обслуживания населения, методическое обеспечение деятельности по предоставлению социальных услуг гражданам (семьям) и установление требований к регламентам предоставления социальных услуг и порядку их утверждения, словом, детальное регламентирование всех сферы соцуслуг.

– Логично предположить, что  регламентация должна иметь место исключительно в сфере оказания муниципальных и государственных услуг. Все что касается  гражданских и рыночных отношений регулируется, как известно интересами сторон и стандартами качества, – комментирует проект Татьяна Тагиева. В частности, эксперта тревожит бездна возможностей, открывающаяся для попыток организовать бюрократическое давление на сферу гражданских инициатив и тот факт, что в каждом регионе может оказаться своя система поддержки,  зависящая от того, как конкретные чиновники захотят её организовать.

Одной из самых спорных новелл законопроекта является утверждение  государственными  органами  субъектов РФ государственных стандартов социальных услуг.

– Здесь, прежде всего, возникает вопрос: что такое государственный стандарт? Законом «О техническом регулировании», который является базовым по вопросам стандартизации,  предусмотрены два типа стандартов: национальный стандарт и стандарт организации. Понятия «государственный стандарт» данный закон не предусматривает. Как-то очень трудно понять, как стандарт может быть частью регламента, и непонятно, почему одна и так же социальная услуга может  предоставляться по-разному в разных регионах России? Это явно противоречит Конституции, так как проживание в разных регионах не является основанием для ограничения социальных прав людей, да и данный закон говорит, что людям должны быть обеспечены равные возможности в получении социальных услуг, – подчёркивает президент «Открытого общества».

Очевидно, что разработчики данного стандарта совершенно не принимают  во внимание то обстоятельство, что объем социальных услуг, оказываемых населению некоммерческими организациями достаточно велик. В той же, скажем, сфере социальной реабилитации наркозависимых  этот объем превышает объем государственных услуг. Как государство представляет себе  их надлежащую работу?  В данном законе нет ответа на этот вопрос.

– Трудно не согласиться с разработчиками закона, в том, что социальная деятельность государства  должна быть четко нормативно описана. Но как-то  неясно, понимают ли разработчики закона, что социальная деятельность гражданского общества должна быть свободна в четко обозначенных пределах. Особенно важно, чтобы те, кто будет применять Закон, понимали, что это два принципиально разных типа  правового регулирования, – отмечает эксперт. – На мой взгляд, в  основу закона положена идея о том, что гарантия  хорошего качества социальной услуги – ее подробная регламентация, а общий тренд закона можно обозначить так «Вперед к полной бюрократизации социальных услуг».

Пресс-служба Екатеринбургского представительства
Гильдии экспертов по религии и праву
^ Наверх