Екатеринбургский мемориал жертвам большого террора

karta-all

Кто online?

Сейчас 17 гостей online

С отцом Петром Менгелёвым мы встретились в духовной семинарии, где он не только духовный наставник, но и проректор. Изучая историю 20 столетия, в частности, историю репрессий 30-40 годов, я поняла, что моё исследование не является полным, так как умалчивается о том, как видят и рассказывают историю священнослужители. Об этом молчали практически весь 20 век и сегодня говорят лишь вскользь.

Со своими вопросами я обратилась к о. Петру.

 

- о. Пётр расскажите , какой взгляд на историю у священнослужителей?

 

- Это достаточно сложный вопрос. Русская история 20 века, до сих пор до конца не может быть понята. Нужно объяснить предшествующий период, а чтобы рассмотреть его нужно пересмотреть очень многие вопросы, касающееся истории России 17-19 веков. Дело в том, что было идеологическое давление. Многие вопросы были поданы однобоко, история подгонялась под идеологию. Например, Октябрьская революция. Для неё созрели условия, но этими «условиями» дореволюционная жизнь не исчерпывалась и многие «неудобные» факты замалчивались. Реальная жизнь была другой. Коль скоро случилась революция, значит общество было раздираемо противоречиями, но противоречия не могут быть однозначными. И здесь нужна, серьёзная переоценка. Нужно пересмотреть вопросы культуры, хозяйственной деятельности, уровня благосостояния.

Интерес в этой области представляют работы Бориса Николаевича Миронова. Его исследования показывают, что уровень благосостояния в стране рос, но вместе с тем рос и уровень социальных запросов. В обществе нарастает недовольство, люди вроде всё имеют, но не удовлетворены. Они представляют себе беспечную жизнь, которую показывают им СМИ, вообще влияние СМИ было очень велико. Но представление о жизни, показанной в СМИ, расходится с реальной жизнью. Формируется претензия к власти. Возникают конфликты и социальная напряжённость. В конце 19 века растёт количество печатных изданий, возрастает влияние журналистики. Происходит секуляризация, расцерковление, обмирщение человеческого сознания. Уже в 18 веке государство хотело включить церковь в состав государственного аппарата, но церковь всегда сопротивлялась. Это был постоянный внутренний конфликт между духовной и светской властью.

Ещё один момент: динамичное развитие хозяйственной жизни при Александре 3 порождает резкий разрыв между сословиями, появляются богатые и бедные. Это серьёзные проблемы, которые также требуют понимания. Люди начинают уничтожать друг друга. Тоталитарный режим формирует такое отношение к жизни, когда один предаёт другого из страха и идейных соображений, чтобы сохранить жизнь самому себе. И с духовной точки зрения это может быть объяснено, но это сложно понять. Это следствие, по моему представлению, именно секуляризации жизни, утраты базовых христианских ценностей. Даже если человек остаётся верующим, религиозная составляющая может занимать, как первое так и последнее место в его жизни. И от этого зависит его образ жизни, поведение, поступки. Видимо, существует ситуация раздвоенного сознания.

С одной стороны, всегда наличествует обусловленное инстинктом самосохранения, стремление выжить, с другой, это стремление расходится с религиозными, по сути своей, требованиями совести. А если эти две составляющих не расходятся, то возникает тотальная машина по уничтожению людей. Понимаете, общество, воспитанное на христианской морали и нравственности, испытавшее на себе тлетворное влияние секуляризации не смогло дать прививки от этой жестокости, поэтому мы не можем быть застрахованными от повторения истории. А ведь секулярные ценности для современного общества фундаментальны.

Ведь раньше, хотя и был тоталитарный режим, но можно было рассчитывать на поддержку и помощь от конкретного человека. Даже в конвоирах могла проснуться религиозная совесть. Сегодня вероятность этого мала. Изменилось общество, поменялись ценности. И это не вина перестройки. Атеизация общества – это процесс, который шёл медленно, но ускорялся. Ведь люди остались, по сути, теми же христианские принципы прививались по инерции, но нивелирована была идея Бога, культурное основание жизни. И сегодня мы не замечаем страшных вещей, которые происходят ежедневно, для нас они стали нормой.

 

- о. Пётр, но всё-таки скажите, почему для большевиков было важно вычеркнуть Бога из жизни людей?

 

- Если мы будем смотреть на культуру 20-х годов, то увидим, что она воспроизводит многие формы, которые были потом ущемлены в 30-е годы. Создаётся новая система ценностей, по-другому происходит воспитание в семьях. Было представление о том, что возможно создать «идеальное человеческое общество», создать нового, «усовершенствованного» человека путём социальных реформ. И пропаганда равенства подразумевала, что те, кто сознательно не придет к этому, должны вычеркиваться из общества, как «чуждые элементы».

Христианская церковь, с одной стороны, говорит о равенстве перед Богом, с другой говорит о том, что равенство в этом мире невозможно, поскольку впадение в грех первых людей внесло неустройства в этот мир. Элемент справедливости всегда будет присутствовать. Церковь не меняет социальную действительность, она меняет отношение к социальной действительности. Мир искажён грехом, и исправление его надо начинать с самого себя.

 

- У большевиков было немного по-другому, они тоже пытались созидать нового человека, но отправные точки были другими. Что характеризует 20 век, как эпоху, и, в частности, духовенство 20 века?

 

- Прежде всего, убеждение в том, что путём социальных преобразований можно достичь существенных внешних изменений: не внутренних, как учит христианская церковь, а именно внешних. Была надежда на то, что внешние изменения существенно изменят нашу жизнь. Мы и сегодня много обольщаемся этим, но мотив внешнего преобразования во многом оказывается ложным. Ведь жизнь ухудшилась: гражданская война, мировая война. И вдруг на глазах начинает меняться в лучшую сторону. Жизнь становится мирной, по отношению к военному времени. 20 век отличает стремительный научно-технический прогресс. Но ведь технический рост был бы и в царской России. Жизнь ускоряется. Ускорение жизни приводит к тому, что мы перестаём успевать, перестаём задумываться о каких-то важных вещах – нам просто некогда. И это «некогда» приводит к тому, что мы перестаём быть логичными, перестаём анализировать многие вещи.

 

- о. Пётр, говоря о репрессиях, скажите, всегда ли священнослужителей приравнивали к простому народу, и например, как Агафангела пускали по этапу вместе с уголовниками. Или были иные меры наказания?

 

- В то время для государства формально все равны, наказывали всех по одной статье.

 

- Были ли случаи, когда священнослужители отказывались от своего сана в пользу советской власти?

 

- Конечно, были и довольно много в 20-30, и во время хрущёвских гонений. Вы понимаете, в Царской России образование было сословным. И решало две задачи: подготовка кадров, и возможность получения бесплатного образования детьми из дворянского сословия, но эти задачи входили в противоречие друг с другом В духовной семинарии учились люди не желавшие становиться священнослужителями, но у них не было выхода. Кто-то учился без веры, отстраненно. И таким людям не составило труда отречься от церкви и перейти на сторону большевиков.

 

- Сегодня в школах вводят предмет «основы православной культуры. В чём вы видите предназначение этого предмета?

 

- У этого предмета определённые и очень узкие задачи. Уровень религиозной образованности, элементарных знаний в обществе достаточно низкий. Научить вере невозможно, но что-то рассказать человеку, создать предпосылки, чтобы человек мог свободно выбирать. Иногда мы нуждаемся в вере, но нам не хватает духовных знаний. Школьная программа должна сориентировать человека. И конечно, преподавать этот предмет должен компетентный человек.

 

- С чем связываете не знание истории среди молодого поколения?

 

- История в последние десятилетия плохо преподавалась. Отсутствие чётких оценочных ориентиров, принципиальных вопросов - всё это приводит к размытости. Понимаете, история сообщает некую сумму знаний, но сообщает знание, которое актуально сегодня. Время репрессий очень сложное и оно, во многом, замалчивается. Мы боимся острых вопросов, так как нужно будет на них давать ответы.

 

- Есть мнение, что историю нужно преподавать альтернативно, а вы как думаете?

 

- Понятно, что кто-то пытается уйти от оценок. Но один человек убивает другого, и как бы альтернативно мы не преподавали, нам не уйти от этой страшной данности. Мы должны четко сказать: либо это можно делать, либо нельзя. Либо это бесчеловечно, либо всё-таки мы это допускаем. Церковь утверждает абсолютную ценность человеческой жизни. Уход от оценок грозит несформированностью у человека собственной гражданской позиции. И эта несформированность, к сожалению, типична для современного общества. И это может вернуть нас к тоталитарному режиму.

 

- Скажите, а ваши семинаристы ездят на 12 км?

 

- Нет, мы там не были. Ездим на могилы архиереев, на Ганину яму. Конечно, 12 км это особенное место и, наверное, было бы правильно построить там храм или часовню.

 

- Подводя итог нашему разговору, скажите, а почему Господь допустил, чтобы в 20 веке случилась такая трагедия, с множеством невинных загубленных жизней?

 

- Понимаете, здесь нельзя говорить, что Господь это допустил или не допустил. Господь создал человека со свободной волей. Человек, совершив грех, живёт в этом мире, отпав от Бога, и свободно совершает те или иные поступки. Он либо приближается к Богу, либо нет. Человек свободен, в этом есть и некое богоподобие, которое дано человеку. Человек свободно должен придти к благому. Но 20 век наглядно показал нам, до чего может дойти человек в состоянии своей свободы.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

^ Наверх