Екатеринбургский мемориал жертвам большого террора

karta-all

Кто online?

Сейчас 57 гостей online

history

 

«Народ, не помнящий прошлого, не имеет будущего». Эта знакомая фраза не перестает да и никогда не перестанет быть актуальной. Особенно сейчас, в наше непростое время повсеместной утраты исторической памяти. Кто сохранит ее, если не мы сами?

 

9 апреля 2015 года состоялась закладка символического первого камня на месте, где после 25 лет мытарств и напряжённой борьбы Екатеринбургского «Мемориала» и многих общественных деятелей города будет установлен памятник «Маска скорби» работы Эрнста Неизвестного, посвящённый памяти жертв политических репрессий. Местом установки памятника определён мемориальный комплекс на 12-м километре Московского тракта. На закладке камня присутствовали представители администраций разных уровней, общественных организаций, а также гости из Воркуты и Магадана, которые привезли горсти земли с мест аналогичных захоронений в знак единства горя, постигшего всю страну в тот страшный период. Ниже приводятся документы, показывающие историю борьбы Екатеринбургского «Мемориала» за установку этого памятника.

Рассказывает Анна Пастухова, председатель Екатеринбургского общества «Мемориал»

По дороге на Москву слева от дороги высится огромный черный крест. Из притормозившей машины можно прочитать на длинной стеле «Мемориальный комплекс жертв политических репрессий 30-50-х годов».

Рассказывает член Екатеринбургского Мемориала историк Вадим Винер.

В 1989 году, когда я работал в Музее Молодежи, пришел пожилой человек. Звали его Иван Иванович Дуля. Он рассказал, что в 1967 году работал на строительстве спортивной базы «Динамо». При сооружении футбольного поля он обнаружил в нескольких местах захоронения людей, уложенных, «словно пирог». У всех были отверстия от пуль во лбу и в затылке. Грубо говоря, «контрольные выстрелы». Об этом был проинформирован начальник УВД области Еремин, который сказал, чтобы все забыли, что видели. Тем же, кто проговорится, пригрозил расстрелом. Он, скорее всего, пугал, ибо были уже не 30-е годы, когда расстреливали за инакомыслие.